Новости
СТЫДНО БЫТЬ СЛАБЫМ. ИНТЕРВЬЮ ВЛАДИМИРА ВЛАДИМИРОВИЧА ШАГУНА ДЛЯ ИЗДАТЕЛЬСКОГО ДОМА "БЕЛАРУСЬ СЕГОДНЯ"
25 Марта 2024
1526


Предлагаем вашему вниманию большое интервью Издательского дома "Беларусь сегодня" с тренером по горизонтальным прыжкам Владимиром Владимировичем Шагуном.

Наставник Виолетты Скворцовой и Максима Нестеренко с юношества знал, что хочет добиться высот в спорте.

В конце февраля на чемпионате России по легкой атлетике белорусские спортсмены блистали. Завоевали 11 наград, семь из которых были золотыми. Три победы при этом одержали Виолетта Скворцова и Максим Нестеренко, работающие под руководством Владимира Шагуна. И если эти атлеты все время находятся на виду у болельщиков, то тренер предпочитает оставаться в тени: он редко дает не то что интервью — даже комментарии. Но для нас сделал исключение и рассказал не только о воспитанниках, но и наставниках, сыгравших особую роль в его судьбе.

Владимир Шагун работал со многими атлетами — мастерами спорта международного класса и мастерами спорта, которые участвовали в Олимпийских играх, соревновались в финалах чемпионатов мира и Европы. Это и Наталья Вяткина, и Ирина Васьковская, Виолетта Скворцова, Максим Нестеренко, Владислав Мазур и не только. 

— В 14 лет я, как и все пацаны, часами бегал во дворе, до умопомрачения играл в футбол. Вместе с друзьями ходили во всевозможные секции, выступали на соревнованиях. На одних из них меня заметил будущий тренер — Владимир Владимирович Ракович. Помню, как пришел к нему на тренировку на стадион «Динамо» в Минске, который казался огромным, шикарным, недосягаемым. А через неделю проводился матч городов-героев Советского Союза по легкой атлетике. Я победил, и другого пути, кроме как продолжить тренировки, у меня не осталось.

Владимир Шагун вспоминает: в группе у Владимира Раковича тренировались много и интересно. Наставник работал рядом с воспитанниками и развивал не только их спортивное мастерство, но и учил многим житейским истинам.

— Поэтому, когда окончил школу, у меня перед глазами была работа тренера. Мы все хотели быть похожими на своего наставника, и сразу четыре человека из нашей группы в один год поступили на тренерский факультет, — продолжает Владимир Шагун. — Как спортсмен я особых результатов не добился. Выполнил норматив кандидата в мастера спорта в прыжках в длину и тройным. Но я все же хотел достичь высот — пусть и в другом качестве. Поэтому после службы в армии пришел в СДЮШОР №1. Дал себе десять лет. Решил: если что-то получится, останусь, если нет — буду искать себя в чем-то другом. Этот срок пролетел быстро и незаметно, а я понял, что только-только выучил тренерскую азбуку и начал писать односложные предложения, делая много ошибок.

Затем Владмир Шагун работал в РШВСМ, а после ее расформирования — в РЦОП по легкой атлетике.  

— Два года назад отметил 60-летие. С юбилеем пришли поздравить бывшие ученики, которых я не видел лет 20! Со многими до сих пор общаемся: созваниваемся, поздравляем друг друга с праздниками. Меня очень удивило, когда они сказали, что я научил их жить. Хотя с некоторыми работал всего три-пять лет. Это признание, наверное, самое главное в моей работе тренера. Хотя и они учили меня многому. Как и тренеры, с кем я работал и брал пример. Это в первую очередь Владимир Ракович, Виктор Бельский, Владимир Подоляко, Владимир Сивцов, Михаил Шур, Анатолий Вильтовский и многие другие.

Владимир Ракович как-то сказал Владимиру Шагуну, что ему удалось выработать свое тренерское «я»: перенять лучшее и дополнить это собственными видением и методиками. Сейчас, говорит собеседник, ему помогают знания и опыт, наблюдательность, логическое мышление, интуиция и импровизация.

— А еще красота. Я люблю красоту во всем, что меня окружает. Красота моего мира — это не только спорт, но и дом, семья. У меня двое детей, двое внуков, с которыми стараемся проводить время вместе. Любимая дача, где все сделано своими руками: газон, альпийские горки, пруд с золотыми рыбками, выстриженные туи и многое другое. Хотя когда-то все было заброшенным...

— Процесс преображения дома, участка чем-то схож с тренерской работой?

— Конечно. Приходит угловатый мальчик или девочка, которые не совсем понимают, чего от них хотят, далеко не все умеют, и тренеру нужно проявить знание и умение, чтобы научить их всему, сделать из них конфетку. Это тоже красота, — делится Владимир Владимирович. — Я люблю работать с группой. Всегда стремился к тому, чтобы у меня в ней были только сильные спортсмены, поскольку считаю: такие могут развиваться только в сильном коллективе. Помести его к слабым атлетам — и он станет таким же. При этом у нас в группе есть свои принципы. Один из них заключается в том, что все хорошее и плохое делим на всех — нет каких-либо "я", "он", "она"...

— Кто сегодня входит в вашу группу?

— Виолетта Скворцова, Максим Нестеренко, Артем Гурин и не только — три мастера спорта международного класса, три мастера спорта и два кандидата в мастера спорта, которые, думаю, вырастут до следующего разряда уже в этом году. Летом в силу сложившихся обстоятельств к нам в группу пришел призер Олимпийских игр в прыжках в высоту Максим Недосеков. К работе подключились тренеры Геннадий Мороз и Владимир Пологов, и результат совместного труда, как показало начало зимнего сезона, получился неплохим. Правда, потом у спортсмена воспалилась старая травма, пришлось делать операцию. Но сейчас Максим восстанавливается и, думаю, летом приступит к полноценным тренировкам. Зная его силу воли, целеустремленность, трудолюбие и желание быть лучшим среди лучших, уверен, что уже в скором времени увидим красивые и высокие прыжки в его исполнении. 


— Виолетта Скворцова — сегодня лидер в нашей стране и в прыжках в длину, и в тройном прыжке. Сложно ли ей совмещать две дисциплины и что скажете о результатах зимнего сезона?

— На чемпионате России в помещении она неплохо выступила и заняла два первых места. Если сравнить показанные ею результаты с теми, что продемонстрировали спортсменки на чемпионате мира в Глазго, то в прыжках в длину она стала бы третьей, в тройном — четвертой. Это очень высокий уровень. Но замечу, что Виолетта все свои лучшие прыжки, все лучшие результаты показывала за границей: чем выше ранг соревнований, тем лучше она себя мобилизует. А что насчет совмещения, то постоянно делали и один, и второй вид. В школьном возрасте упор шел на длину. В 16 лет Виолетта стала шестой на юношеском чемпионате мира в Колумбии, а в квалификации и вовсе показала 6.26 метра, что было лучшим результатом. Потом у нее лучше получалось в тройном. В ­2017-м на юниорском чемпионате Европы завоевала золото. Кстати, потом в силу разных обстоятельств именно тройной у нас не заладился. Что только ни делали, а результат оставался 13.30-13.40 метра. Два года промучились, потом поехали на молодежный чемпионат Европы — заняла третье место. Затем все шло по нарастающей. Второй год у Виолетты растут результаты и в прыжках в длину, и в тройном. Она повзрослела, стала профессионалом. Понимает, что работает для себя и должна делать больше, чем дает тренер.

— Континентальное первенство-2017 запомнилось огромному числу болельщиков тем, как Виолетта, услышав, что вместо белорусского гимна включили гимн другой страны, сошла с пьедестала...

— Эти соревнования были конкретно "нашими": на них получалось абсолютно все! Она выступала и в прыжках в длину, и в тройном, а соревноваться на протяжении четырех дней при температуре +35 было очень сложно. Перед финалом в тройном сказал ей, что есть две сильные соперницы, и в одной из попыток кто-то из них улетит далеко — придется напрягаться. Так и получилось. По-моему, француженка прыгнула на 13.97 метра, а у Виолетты оставались две попытки. В первой улетела на два сантиметра ближе, чем соперница, во второй — на 14.21 — просто не оставила шансов. Я тогда испытал такое же чувство, как когда у меня родились дочка и сын: все подходили, поздравляли... Перед награждением, что интересно, тоже проговорили все возможные варианты. Рассказал ей, как Наталья Хоронеко (в замужестве — Михневич) победила на соревнованиях, а когда стояла на пьедестале, зазвучал гимн другой страны. Она осталась, а после мнения разошлись: нужно ли ей было стоять на месте или следовало уйти. И вот Виолетта, к слову, отучившаяся в музыкальной школе по классу фортепиано, на награждении услышала гимн не Беларуси, а Боснии и Герцеговины. Зрители не поняли, что произошло. А она сошла с пьедестала. Все были в шоке. После она подошла к тем, кто проводил награждение, объяснила, в чем дело. Организаторы извинились, через день провели повторную церемонию награждения. Она, кстати, не очень любит вспоминать эту историю. Поступила по наитию, велению сердца.

— Сейчас Виолетта с результатом 6.84 метра в прыжках в длину и 14.36 в тройном занимает восьмые позиции в мировом рейтинге зимнего сезона, Максим с 17.00 метра в тройном — девятую. Стоит ли проецировать их на лето?

— Я бы отметил, что зимой мы не сильно настраивались на соревнования и результаты. Скорее, хотели проверить себя, посмотреть, правильно ли работали в осенний, зимний периоды, чтобы трансформировать подготовку в лето, где нас ждут Игры БРИКС и Игры Дружбы, на которых должны занимать высокие места. Идем правильным путем и, думаю, летом будем показывать хорошие результаты. Первым стартом, как и в прошлом году, скорее всего, станет командный чемпионат России по легкой атлетике, он пройдет в Сочи в 20-х числах мая. 

— Пока нет ясности относительно участия белорусских легкоатлетов в Олимпийских играх. А как обстоят дела у ваших учеников с выполнением нормативов?

— Пока их нет. Виолетта, к примеру, прыгнула 14.59 метра в тот период, когда еще не было открыто окно для выполнения нормативов. На чемпионате России до норматива не хватило двух сантиметров. Максим тоже в принципе недалеко от нужных метров. Думаю, что выполнение норматива — лишь вопрос времени. Мы не беспокоимся по этому поводу...

— Если вернуться к нынешнему сезону, то неплохо зимой проявил себя и Максим Нестеренко…

— Мы работаем с ним четвертый год. Когда он был помоложе, показывал хорошие результаты, потом, наверное, выработал свой ресурс с другими тренерами. Он искал, где ему будет лучше. Пришел ко мне. Сначала Максим попытался попасть через других учеников, но я отказал, а через год подошел сам. Поверил в меня — начали работать. Поменяли технику разбега, прыжка, отношение к тренировкам, и через шесть месяцев он показал 16.93 метра зимой, еще через год прыгнул 17.23 метра — а это уже мировой уровень. Потом наступил сбой: не было международных соревнований, Максим занялся решением своих вопросов. Год был провальным, но, может, это и к лучшему. В нынешнем году мы стремимся превзойти уже показанные результаты. Этой зимой Максим установил личный рекорд, первый раз прыгнув зимой на 17 метров. 


ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

♦ Владимир Шагун убежден, что любому спортсмену, как и алмазу, нужна огранка. И каким бы одаренным ни был атлет, он не добьется высот на международной арене без хорошего тренера: должен быть специалист, который доведет его до этого уровня. 

♦ Один из главных двигателей в работе Владимира Шагуна — стыд. Специалист поясняет: "Стыдно чего-то не знать, стыдно, если у меня плохие ученики. Стыд, которого, к сожалению, мало у современной молодежи, один из тех механизмов, которые делают человека человеком". 

♦ Нужно пересмотреть отношение к физической культуре, замечает Владимир Шагун. Приравнять ее к математике, физике, языкам, литературе, потому что "всю жизнь человек пользуется своим телом, ему важно его здоровье. Да, мы используем знания физики и химии в быту, но физическая культура — то, чем пользуемся постоянно: нам же нужно перемещаться в пространстве, двигаться, дышать. Поэтому спорту нужно уделять большое внимание".

Автор: Татьяна Пастушенко

Источник: sb.by

КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ